карта сайта ссылка на runamir.ru —айт о магии скандинавских рун

О личностном подходе. С. Л. Рубинштейн

О личностном подходе1

С. Л. Рубинштейн

см также "краткая биография. С. Л. Рубинштейн"
Основы общей психологии. Сергей Леонидович Рубенштейн. Учебник

 

1Внедение к пятой части «Основ общей психологии». Текст дается по книге: «Основы общей психологии». СПб.: Питер, 1998.

Все психические процессы, с изучения которых начался наш анализ психического содержания деятельности человека, протекают в личности, и каждый из них в своем реальном протека­нии зависит от нее.

Зависимость психических процессов от личности как индивидуальности выражается, во-первых, в индивидуально-диффе­ренциальных различиях. Люди в зависимости от общего склада их, индивидуальности различаются по типам восприятия и наблюдения, памяти, внимания (в смысле переключаемости) и т. д. Индивидуальные различия проявляются в самом содер­жании воспринимаемого, запоминаемого и т.д., что особенно ярко выступает в избирательном характере запоминания и за­пинания.

Зависимость психических процессов от личности выражается, во-вторых, в том, что они, как показал наш анализ, не имея самостоятельной линии, зависят от общего развития личности. При изучении эмоций было установлено, что чувства человека в один период или эпоху его жизни не являются всегда непре­рывным продолжением, более или менее осложненным, его чувств в предшествующий период. Когда определенная полоса или эпоха нашей жизни безвозвратно отходит в прошлое и на смену ей приходит новая, то вместе с этим сменяется весь строй эмоциональной жизни. Связь чувств с настоящими установка­ми личности существеннее, чем связь их с прошлыми чувства­ми Поскольку между новыми и старыми чувствами сохраняется преемственность, она опосредована и обусловлена связью с раз­вивающейся личностью. То же в не меньшей степени применимо к организации волевой жизни и к любой аналитически выделеннойстороне психики.

Тот факт, что психические процессы человека суть проявле­ния личности, выражается, в-третьих, в том, что у человека они не остаются только процессами, совершающимися самотеком, а превращаются в сознательно регулируемые действия или операции, которыми личность как бы овладевает и которые она направляет на разрешение встающих перед ней в жизни задач. Так, процесс восприятия превращается у человека в более или менее сознательно регулируемый им процесс наблюдения, и в этом именно проявляется существенная особенность подлинно человеческого восприятия. Точно так же в человеческой памяти непроизвольное запечатление сменяется сознательным запоминанием и превращается в организованную деятельность заучивания, так же как непроизвольное всплывание воспоминаний сменяется намеренным припоминанием. Мышление по самому существу всегда является совокупностью операций, сознательно направляемых на разрешение задач. Внимание, в своей специфически человеческой форме, оказывается произвольным, т. е. сознательно регулируемым вниманием. Оно, в сущности, есть лишь проявление воли, которая выражается в том, что вся  деятельность человека превращается в действия, сознательно  регулируемые личностью.

Таким образом, вся психология человека в той трактовке, которая была ей здесь дана, является психологией личности. Личность не выступает лишь как завершение курса психологии. Она проходит через все построение, от начала до конца. Она образует основу, изнутри определяющую трактовку психики человека в целом. Все психические процессы составляют психическое содержание жизни личности. Каждый вид психических процессов вносит свой вклад в богатство ее внутренней жизни. Стоит обратить внимание на то, какое огромное место в жизни музыкального человека может занять музыка и в какой мере музыкальные впечатления могут заполнить и обогатить его жизнь, чтобы понять, какое большое потенциальное богатство для духовной жизни личности заключено в ее чувствительности. Достаточно присмотреться к жизни любого слепого человека, чтобы убедиться в том, как выпадение хотя бы одной сферы ощущений отражается на всей жизни и психическом облике личности, вплоть до ее характерологических черт (обусловливая настороженность, переходящую то в собранность, то в мнительность, и т. п.). Это относится, конечно, не только к чувствительности, но никак не в меньшей мере и ко всем другим психическим явлениям. Например, память сохраняет и воспроизводит наше прошлое в воспоминаниях, часто еще согретых теплотойличного переживания; отражая в сознании наш жизненный путь в преемственной связи между нашим «сегодня» и нашим «вчера», она существенно обусловливает само единство созна­ния. Но от психических процессов надо все же отличать психические свойства личности, те черты, которые, определяя на­правленность личности, ее способности и характер, составляют основание самой личности и определяют ее психологический облик.

Психические процессы и психические свойства личности фактически неотрывны друг от друга. С одной стороны, все пси­хические процессы в их конкретном протекании зависят от свойств и особенностей личности, начиная с ощущений и вос­приятий, которые в полноте своего содержания и реального протекания зависят вовсе не только от деятельности будто бы изолированного рецептора, а от свойств самой личности, от ее вос­приимчивости и впечатлительности и т. д.; с другой — каждый вид психических процессов, выполняя свою роль в жизни лич­ности, в ходе деятельности переходит в ее свойства. Поэтому при изучении любой категории психических процессов — познавательных, эмоциональных, волевых — мы от изучения об­щих закономерностей переходили к тем индивидуально-типологическим особенностям, которые выступают в данной сфере. Индивидуально-типологические особенности в восприятии, па­мяти, мышлении, воображении, внимании, не говоря уже об ин­дивидуально-типологических особенностях в.эмоциональной и волевой сфере, — это уже психические свойства и особенности личности в области восприятия, мышления и т. д., как-то: вос­приимчивость и впечатлительность, наблюдательность, вдумчи­вость, рассудительность, эмоциональная возбудимость и устой­чивость, инициативность, решительность, настойчивость и т. п. Тем самым уже внутри аналитического изучения психических процессов наметился совершающийся с внутренней необходи­мостью переход к изучению психических свойств личности. Те­перь они должны стать предметом специального изучения.

Психические свойства — не изначальная данность; они фор­мируются и развиваются в процессе деятельности личности.

Подобно тому как организм не развивается сначала, а затем функционирует, а развивается, функционируя, так и личность не формируется сначала, а затем начинает действовать: она формируется, действуя, в ходе своей деятельности. В деятель­ности личность и формируется, и проявляется. Будучи в каче­стве субъекта деятельности ее предпосылкой, она является вме­сте с тем и ее результатом. Путь от аналитического изучения психических процессов к изучению психических свойств лич­ности проходит поэтому через изучение психологической сто­роны ее деятельности. Единство деятельности, объединяющей многообразные действия и поступки, — в единстве ее исход­ных мотивов и конечных целей, которые являются мотивами и целями личности. Поэтому изучение психологической сторо­ны деятельности является не чем иным, как изучением психо­логии личности в процессе ее деятельности. В труде, учении, игре формируются и проявляются все стороны психики. Но не все психическое содержание действия или поступка человека, не всякое психическое состояние в равной мере может быть. отнесено к сколько-нибудь устойчивым свойствам личности, которые характеризовали бы какую-нибудь сторону ее психи­ческого облика. Некоторые акты в своем психическом содержа­нии характеризуют скорее обстоятельства какой-нибудь прехо­дящей ситуации, не всегда существенной и показательной для личности.

Поэтому особо встает вопрос о том, как формируются и за­крепляются относительно устойчивые психические свойства личности2.

2 Термин «свойства» употребляется здесь в широком смысле, как обозначающий, наряду с характерологическими чертами, также установки и направленности личности, т.е. все, что непосредственно определяет ее психический облик (прим. С. Л. Рубинштейна)

Психические свойства личности — ее способности и харак­терологические черты — формируются в ходе жизни. Врожден­ные особенности организма являются лишь задатками — весь­ма многозначными, которые обусловливают, но не предопреде­ляют психические свойства человека. На основе одних и тех же задатков у человека могут выработаться различные свойства - способности и черты характера в зависимости от хода его жизни и деятельности не только проявляются, но и формируются. В работе, учении и труде складываются и отрабатываются способности людей; в жизненных деяниях и поступках формируется и закаляется характер. Этот образ действий в единстве и взаимопроникновении с объективными условиями существования, выступающими как образ жизни, существенно обусловливает образ мыслей и побуждений, весь строй, склад, или психичес­кий облик, личности.

Изучение психического облика личности включает три ос­иянных вопроса. Первый вопрос, на который мы стремимся получить ответ, когда хотим узнать, что представляет собой тот и ни иной человек, гласит: чего он хочет, что для него привлекательно, к чему он стремится? Это вопрос о направленности, установках и тенденциях, потребностях, интересах и идеалах. Но вследестественно встает второй: а что он может? Это вопрос о способностях, дарованиях человека. Однако способности — это сперва только возможности; для того чтобы знать, как реализует и использует их человек, нам нужно знать, что он есть, что из его тенденций и установок вошло у него в плоть и кровь и закре­пилось в качестве стержневых особенностей личности. Это во­прос о характере человека.

Характер в своем содержательном аспекте теснейшим образом связан с вопросом о том, что для человека значимо в мире и в чем поэтому для него смысл жизни и деятельности. Именно то, что особенно значимо для человека, выступает в конечном счете в качестве мотивов и целей его деятельности и определяет подлинный стержень личности.

Эти различные аспекты, или стороны, психического облика личности, конечно, не внеположны. Они взаимосвязаны и взаи­мообусловлены. В конкретной деятельности человека все они сплетены в одном узле. Направленность личности, ее установ­ки, раз за разом порождая в однородных ситуациях определен­ные поступки, переходят затем в характер и закрепляются в нем и виде свойств личности. Наличие интереса к определенной области деятельности стимулирует развитие способностей в соотвестствующем направлении, а наличие определенных способ­ностей, обусловливая плодотворную работу, стимулирует инте­рес к ней.

Так же тесна и неразрывна взаимосвязь способностей и свойств характера. Например, наличие больших способностей, обусловливая сознание своих сил, своей мощи, не может не от­разиться на характерологических свойствах человека, порож­дая в одних случаях уверенность в себе, твердость, решитель­ность, в других — самомнение или беспечность, непривычку к упорному труду. Точно так же малые способности могут обус­ловить в одних случаях робость, неуверенность в себе, в дру­гих — упорство, трудолюбие, привычку к усидчивому труду, т. е. очень существенные характерологические свойства. Харак­терологические же свойства, в свою очередь, обусловливают развитие способностей, поскольку способности развиваются, реализуясь, а реализация их зависит от характерологических данных — целеустремленности, настойчивости, упорства в до­стижении цели и т. п. В отрыве от соответствующих характеро­логических свойств способности — это лишь очень абстракт­ные и малореальные возможности. Реальная способность — это способность в действии, неуклонном и целеустремленном; она поэтому не только способность, но и доблесть.

Так в реальной жизни личности все стороны ее психическо­го облика, переходя друг в друга, образуют неразрывное един­ство.

Это единство общего психического облика человека носит всегда более или менее ярко выраженный индивидуальный ха­рактер. Понимание и учет этих индивидуальных особенностей имеет огромное значение в практической жизни; без них невоз­можна правильная расстановка людей и рациональное их ис­пользование. Лишь при знании и учете индивидуальных особен­ностей каждого человека можно обеспечить всем людям наибо­лее полное развитие и применение их творческих возможностей и сил. Не менее необходимо знание индивидуальных особенно­стей в процессе воспитания и обучения. Индивидуализирован­ный подход к каждому ребенку, к каждому учащемуся является одним из основных требований правильно поставленного про­цесса воспитания и обучения.

В силу большого практического значения, которое имеет вопрос об индивидуальных особенностях людей, к нему издав­на привлекалось особое внимание, и нередко вся проблема психологии личности, неправомерно сужаясь, сводилась только к этому вопросу об индивидуальных особенностях. Между тем в действительности  вопрос об индивидуальных особенностях и межиндивидуальных различиях — это лишь один — дифференциальный — аспект в общей проблеме психологии личности. Подлинное понимание различий в психических свойствах разных людей предполагает знание самих этих свойств, их места и значения н строении личности.

Специально в дифференциальном плане вопрос не исчерпывается только межиндивидуальными различиями; необходимо учитывать и внутрииндивидуальные различия.

Любой литературный критик знает, что встречающиеся иногда у плохих художников образы злодеев, которые являются «чистыми», т. е. абстрактным воплощением злодейства без еди­ного светлого проблеска, или ангелов, которые являются «чистыми», т. е. абстрактным воплощением добродетели без единого пятнышка, жизненно не правдивы. В научной, школьной психологии это положение до сих пор почти не получило признания. Этим в значительной мере обусловлена абстрактность, нежиз­ненность господствующей психологической науки, а также ряд существенных теоретических ее ошибок (в частности, в трактовке и определении одаренности детей посредством однократ­ных кратковременных тестовых испытаний).

Каждый человек не только отличен от других, но он сам в различные моменты живет и действует на различных уровнях и достигает различных высот. И чем больше возможности человека и уровень его развития, тем более значительной бывает амплитуда таких колебаний. Самый выдающийся музыкант, актер, лектор иногда оказывается «не на высоте», т. е. не достигает уровня вообще доступных ему достижений, а в другой раз мы говорим, что он превзошел самого себя, т. е. в особенно благо­приятный момент напряжения и подъема творческих сил под­нялся на высоту, которой он обычно не достигает. Каждый чело­век таит в себе и иногда обнаруживает значительные вариации в смысле уровня, высоты функционирования. <...>

Нельзя ни разрывать единство личности, ни сводить его к простой однородности. Реальное единство психического облика личности многообразно и противоречиво. Но всегда нахо­дится в конце концов такая стержневая для данной личности позиция, с которой все свойственные ей противоречия смыкаются в единстве. Н. В. Гоголь в молодости писал своей матери «Правда, я почитаюсь загадкою для всех, никто не разгадал меня совершенно. У вас почитают меня своенравным, каким-то несносным педантом, думающим, что он умнее всех, что он создан на другой лад от людей. Верите ли, что я внутренно сак смеялся над собой вместе с вами. Здесь меня называют смиренником, идеалом кротости и терпения. В одном месте я самый тихий, скромный, учтивый, в другом угрюмый, задумчивый, неотесанный и проч., в третьем — болтлив и докучлив до чрезвычайности. У иных-— умен, у других — глуп... Но только с настоящего моего поприща вы узнаете настоящий мой характер».

Внешне различные и даже противоположные поступки мо­гут выражать применительно к условиям конкретной ситуации одни и те же черты характера и проистекать из одних и тех же тенденций или установок личности. Обратно: внешне однород­ные и как будто тожественные поступки могут совершаться по самым разнородным мотивам, выражая совершенно не однород­ные черты характера и установки или тенденции личности. Один и тот же поступок один человек может совершить для того, чтобы помочь кому-нибудь, а другой — чтобы перед кем-нибудь выслужиться. Одна и та же черта характера, застенчивость например, может в одном случае проявиться в смущении, растерянности, в другом — в излишней шумливости и как будто развязности поведения, которой прикрывается то же смущение. Сами же смущение и застенчивость нередко порождаются весь­ма различными причинами — диспропорцией в одних случаях между притязаниями личности и ее способностями, в других — между ее способностями и достижениями и т. д. Поэтому ниче­го не поймет в поведении человека тот, кто не сумеет за вне­шним вскрыть свойства личности, ее направленность и тенден­ции, из которых исходит ее поведение.

В итоге три основных положения приобретают принципиаль­ное значение для понимания психологии личности.

1.Психические свойства личности в ее поведении, в действи­ях и поступках, которые она совершает, одновременно и проявляются, и формируются. Поэтому равно неправильны статическая точка зрения, которая исходит из свойств личности как чего-то изначально данного и рассматривает ее действия и поступки и лишь как проявление независимой неизменной сущности, а также динамическая точка зрения, которая вовсе растворяет личность в ситуации и, пытаясь безостаточно объяснить поведение  из складывающихся в ней динамических соотношений, превращает все свойства личности лишь в изменчивые состояния, лишенные какой бы то ни было, даже относительной, устойчивости.

Первая точка зрения знает личность только как предпосылку, вторая  — в лучшем случае только как результат деятельности или лишь как собственно мнимую, воображаемую точку пересечения различных сил динамической ситуации. В действи­тельности личность и ее психические свойства одновременно и предпосылка, и результат ее деятельности. Внутреннее психическое содержание поведения, складывающееся в ситуации, особенно значимой для личности, переходит в относительно устойчивые свойства личности, а свойства личности, в свою очередь, сказываются в ее поведении. Нельзя, таким образом, ни отрывать личность от динамики ее поведения, в котором она и проявляется и формируется, ни растворять.

2.В психическом облике выделяются различные сферы, или черты, характеризующие разные стороны личности; но при всем

своем многообразии, различии и противоречивости основные свойства, взаимодействуя друг с другом в конкретной деятельности человека и взаимопроникая друг в друга, смыкаются в единстве личности. Поэтому равно неправильны как точка зре­нии, для которой единство личности выражается в аморфной целостности, превращающей ее психический облик в туманность, так и противоположная ей, которая видит в личности лишь отдельные черты и, утратив внутреннее единство психи­ческого облика личности, тщетно ищет корреляций между вне­шними проявлениями этих черт.

Психический облик личности во всем многообразии психических свойств определяется реальным бытием, действительной жизнью человека и формируется в конкретной деятельности. Эта последняя сама формируется по мере того, как человек в процессе воспитания и обучения овладевает исторически сложившимся содержанием материальной и духовной культуры Образ жизни человека, включающий в неразрывном единстве определенные исторические условия, материальные основы его существования и деятельность, направленную на их изменение, обусловливает психический облик личности, которая в свою очередь, накладывает свой отпечаток на образ жизни.