карта сайта ссылка на runamir.ru —айт о магии скандинавских рун

Тест " несуществующее животное "

Тест " несуществующее животное "

По своему характеру тест «Несуществующее животное» относится к числу проективных. Для статистической про­верки или стандартизации результат анализа может быть представлен в описательных формах. По составу данный тест — ориентировочный и как единственный метод иссле­дования обычно не используется и требует объединения с другими методами в качестве батарейного инструмента исследования.


Инструкция: «Придумайте и нарисуйте несуществующее животное и назовите его несуществующим названием».

Показатели и интерпретации

Положение рисунка на листе.
В норме рисунок распо­ложен по средней линии вертикально поставленного лис­та. Лист бумаги лучше всего взять белый или слегка кре­мовый, неглянцевый. Пользоваться карандашом средней мягкости; ручкой и фломастером рисовать нельзя.

Положение рисунка ближе к верхнему краю листа (чем ближе, тем более выражено) трактуется как высокая само­оценка, как недовольство своим положением в социуме, недостаточностью признания со стороны окружающих, как претензия на продвижение и признание, тенденция к са­моутверждению .

Положение рисунка в нижней части — обратная тен денция: неуверенность в себе, низкая самооценка, подав ленность, нерешительность, незаинтересованность в своем положении в социуме, в признании, отсутствие тенден ции к самоутверждению.

Центральная часть фигуры (голова или замещающая ее деталь).
Голова повернута вправо — устойчивая тенденция к де­ятельности, действенности: почти все, что обдумывается, планируется — осуществляется или, по крайней мере, на­чинает осуществляться (если даже и не доводится до кон­ца). Испытуемый активно переходит к реализации своих тенденций.

Голова повернута влево - тенденция к рефлексии, к размышлениям. Это не человек действия: лишь незначи­тельная часть замыслов реализуется или хотя бы начина­ет реализовываться. Нередко также боязнь перед актив­ным действием и нерешительность. (Вариант: отсутствие тенденции к действию или боязнь активности - следует решить дополнительно).

Положение «анфас», т. е. голова направлена на рисую­щего (на себя), трактуется как эгоцентризм.

На голове расположены детали, соответствующие орга­нам чувств — уши, рот, глаза. Значение детали «уши» — прямое: заинтересованность в информации, значимость мнения окружающих о себе. Дополнительно по другим показателям и их сочетанию определяется, предпринима­ет ли испытуемый что-либо для завоевания положитель­ной оценки или только продуцирует на оценки окружаю­щих соответствующие эмоциональные реакции (радость, гордость, обида, огорчение), не изменяя своего поведения. Приоткрытый рот в сочетании с языком при отсутствии прорисовки губ трактуется как большая речевая актив­ность (болтливость), в сочетании с прорисовкой губ — как чувственность; иногда и то и другое вместе. Открытый рот без прорисовки языка и губ, особенно — зачерченный, трак­туется как легкость возникновения опасений и страхов, недоверия. Рот с зубами — вербальная агрессия, в боль­шинстве случаев - защитная (огрызается, задирается, гру­бит в ответ на обращение к нему отрицательного свойства, осуждение, порицание). Для детей и подростков характе­рен рисунок зачерченного рта округлой формы (боязли­вость, тревожность).

Особое значение придают глазам. Это символ присуще­го человеку переживания страха: подчеркивается резкой прорисовкой радужки. Обратить внимание на наличие или отсутствие ресниц. Ресницы — истероидно—демонстратив­ные манеры поведения; для мужчин: женственные черты характера с прорисовкой зрачка и радужки совпадают ред­ко. Ресницы - также заинтересованность в восхищении окружающих внешней красотой и манерой одеваться, при­дание этому большого значения.

Увеличенный (в соответствии с фигурой в целом) раз­мер головы говорит о том, что испытуемый ценит рацио­нальное начало (возможно, и эрудицию) в себе и окружа­ющих.

На голове также бывают расположены дополнительные детали: например, рога — защита, агрессия. Определить по сочетанию с другими признаками — когтями, щетиной, иглами — характер этой агрессии: спонтанная или защит­но-ответная. Перья — тенденция к самоукрашению и са­мооправданию, к демонстративности. Грива, шерсть, по­добие прически — чувственность, подчеркивание своего пола и, иногда, ориентировка на свою сексуальную роль.

Несущая, опорная часть фигуры лапы, иногда - постамент).
Рассматривается основательность этой части по отношению к размерам всей фигуры и по форме:

а)основательность, обдуманность, рациональность при нятия решения, пути к выводам, формирования сужде­ния, опора на существенные положения и значимую ин­формацию;

б)поверхностность суждений, легкомыслие в выводах и неосновательность суждений, иногда импульсивность принятия решения (особенно при отсутствии или почти отсутствии ног).

Обратить внимание на характер соединения ног с кор­пусом: соединение точно, тщательно или небрежно, слабо соединены или не соединены вовсе — это характер контро­ля за своими рассуждениями, выводами, решениями. Од­нотипность и однонаправленность формы ног, лап, любых элементов опорной части — конформность суждений и ус­тановок в принятии решений, их стандартность, баналь­ность. Разнообразие в форме и положении этих деталей - своеобразие установок и суждений, самостоятельность и небанальноеть; иногда даже творческое начало (соответ­ственно необычности формы) или инакомыслие (ближе к патологии).

Части, поднимающиеся над уровнем фигуры.

Могут быть функциональными или украшающими: крылья, дополни­тельные ноги, щупальца, детали панциря, перья, бантики вроде завитушек — кудрей; цветково-функциональные детали - энергия охвата разных областей человеческой деятельности, уверенность в себе, «самораспространение» с неделикатным и неразборчивым притеснением окружа­ющих, либо любознательность, желание соучаствовать как можно в большем числе дел окружающих, завоевание себе места под солнцем, увлеченность своей деятельностью, смелость предприятий (соответственно значению детали- символа — крылья или щупальца и т. д.). Украшающие детали - демонстративность, склонность обращать на себя внимание окружающих, манерность (например, лошадь или ее несуществующее подобие в султане из павлиньих перьев).

Хвосты.
Выражают отношение к собственным действи­ям, решениям, выводам, к своей вербальной продукции — судя по тому, повернуты ли эти хвосты вправо (на листе) или влево. Хвосты повернуты вправо — отношение к сво­им действиям и поведению. Влево — отношение к своим мыслям, решениям; к упущенным возможностям, к соб­ственной нерешительности. Положительная или отрица­тельная окраска этого отношения выражена направлени­ем хвостов вверх (уверенно, положительно, бодро) или падающим движением вниз (недовольство собой, сомне­ние в собственной правоте, сожаление о сделанном, ска­занном, раскаяние и т. п.). Обратить внимание на хвосты, состоящие из нескольких, иногда повторяющихся звень­ев, на особенно пышные хвосты, особенно длинные и иногда разветвленные.

Контуры фигуры.
Анализируются по наличию или от­сутствию выступов (типа щитов, панцирей, игл), прори­совки и затемнения линии контура. Это защита от окру­жающих, агрессивная — если она выполнена в острых уг­лах; со страхом и тревогой — если имеет место затемнение, «запачкивание» контурной линии; с опасением, подозри­тельностью - если поставлены щиты, «заслоны», линия удвоена. Направленность такой защиты — соответственно пространственному расположению: верхний контур фигу­ры — против вышестоящих, против лиц, имеющих воз­можность наложить запрет, ограничение, осуществить принуждение, т. е. против старших по возрасту, родите­лей, учителей, начальников, руководителей; нижний кон- тур — защита против насмешек, непризнания, отсутствия авторитета у нижестоящих подчиненных, младших, бо­язнь осуждения; боковые контуры — недифференцирован­ная опасливость и готовность к самозащите любого поряд­ка и в разных ситуациях; то же самое — элементы «защиты»,
расположенные не по контуру, а внутри контура, на самом корпусе животного. Справа — больше в процессе деятельности (реальной), слева — больше защита своих мнений, убеждения, вкусов.

Общая энергия.
Оценивается количество изображенных деталей — только ли необходимое количество, чтобы дать представление о придуманном несуществующем животном (тело, голова, конечности или тело, хвост, крылья и т. п.): с заполненным контуром, без штриховки и дополнитель­ных линий и частей, просто примитивный контур, — или имеет место щедрое изображение не только необходимых, но и усложняющих конструкцию дополнительных дета­лей. Соответственно, чем больше составных частей и эле­ментов (помимо самых необходимых), тем выше энергия. В обратном случае — экономия энергии, астеничность орга­низма, хроническое соматическое заболевание. (То же са­мое подтверждается характером линии — слабая паутино­образная линия, «возит карандашом по бумаге», не нажи­мая на него.) Обратный же характер линий — жирная с нажимом — не является полярным: это не энергия, а тревожность. Следует обратить внимание на резко продав­ленные линии, видимые даже на обратной стороне листа (судорожный, высокий тонус мышц рисующей руки) — рез­кая тревожность. Обратить внимание также на то, какая деталь, какой символ выполнен таким образом (т. е. к чему привязана тревога).

Оценка характера линии.
(дубляж линии, небрежность, неаккуратность соединений, «островки» из находящих друг на друга линий, зачернение частей рисунка, «запачкива­ние», отклонение от вертикальной оси, стереотипности линий и т. д.). Оценка осуществляется так же, как и при анализе пиктограммы. То же — фрагментарность линий и форм, незаконченность, оборванность рисунка.

Тематически животные делятся на угрожаемых, угро­жающих, нейтральных (подобия льва, бегемота, волка или птицы, улитки, муравья, либо белки, собаки, кошек). Это отношение к собственной персоне и к своему «Я», пред­ставление о своем положении в мире, как бы идентифика­ция себя по значимости (с зайцем, букашкой, слоном, со­бакой и т. д.). В данном случае рисуемое животное — пред­ставитель самого рисующего.

Уподобление рисуемого животного человеку, начиная с постановки животного в положение прямохождения на две лапы, вместо четырех или более, и заканчивая одева­нием животного в человеческую одежду (штаны, юбки, банты, пояса, платье), включая похожесть морды на лицо, ног и лап на руки, — свидетельствует об инфантильности, эмоциональной незрелости, соответственно степени выра­женности «очеловечивания» животного. Механизм сходен (и параллелен) аллегорическому значению животных и их характеров в сказках, притчах и т. п.

Степень агрессивности выражена количеством, распо­ложением и характером углов в рисунке, независимо от их связи с той или иной деталью изображения. Особенно весомы в этом отношении прямые символы агрессии — когти, зубы, клювы. Следует обратить внимание также на акцентировку сексуальных признаков - вымени, сосков, груди при человекоподобной фигуре и др. Это отношение к полу, вплоть до фиксации на проблеме секса.

Фигура круга (особенно — ничем не заполненного) симво­лизирует и выражает тенденцию к скрытности, замкну­тость, закрытость своего внутреннего мира, нежелание давать сведения о себе окружающим, наконец, нежелание подвергаться тестированию. Такие рисунки обычно дают очень ограниченное количество данных для анализа.

Обратить внимание на случаи вмонтирования механи­ческих частей в тело «животного» — постановка животно­го на постамент, тракторные или танковые гусеницы, тре­ножник; прикрепление к голове пропеллера, винта; вмонтирование в глаз электролампы, в тело и конечности жи­вотного — рукояток, клавиш и антенн. Это наблюдается чаще у больных шизофренией и глубоких шизоидов.

Творческие возможности выражены обычно количеством сочетающихся в фигуре элементов: банальность, отсутствие творческого начала принимают форму «готового», сущест­вующего животного (люди, лошади, собаки, свиньи, рыбы), к которому лишь приделывается «готовая» существующая деталь, чтобы нарисованное животное стало несущест­вующим — кошка с крыльями, рыба с перьями, собака с ластами и т. п. Оригинальность выражается в форме по­строения фигуры из элементов, а не целых заготовок.

Название может выражать рациональное соединение смысловых частей (летающий заяц, «бегекот», «мухожер» и т. п.). Другой вариант - словообразование с книжно­научным, иногда латинским суффиксом или окончанием («ратолетиус» и т. п.). Первое — рациональность, конкрет­ная установка при ориентировке и адаптации; второе — демонстративность, направленная главным образом на де­монстрацию собственного разума, эрудиции, знаний. Встре­чаются названия поверхностно звуковые без всякого ос­мысления («лялие», «лиошана», «гратекер» и т. п.), зна­менующие легкомысленное отношение к окружающим, не­умение учитывать сигнал опасности, наличие аффективных критериев в основе мышления, перевес эстетических эле­ментов в суждениях над рациональными.

Наблюдаются иронически—юмористические названия («риночурка», «пузыренд» и т. п.) — при соответственно иронически—снисходительном отношении к окружающим. Инфантильные названия имеют обычно повторяющиеся элементы («тру—тру», «лю-лю», «кус-кус» и т. п.). Склон­ность к фантазированию (чаще защитного порядка) выра­жена обычно удлиненными названиями («аберосинотиклирон>», «гулобарниклетамиешиния» и т. п.).